С жен и друзей полковника Захарченко взыщут 500 млн рублей

 

 
 

Марина Семынина

АГН Москва / Никеричев Андрей

В четверг Никулинский районный суд Москвы начнет рассматривать иск заместителя генпрокурора Виктора Гриня об обращении в доход государства имущества сожительниц и близких друзей полковника МВД Дмитрия Захарченко и его самого, стоимость которого достигает полмиллиарда рублей.

Соответчиками по иску помимо самого Дмитрия Захарченко выступают его гражданские жены Яна Саратовцева и Марина Семынина, а также отчим и подруга последней, пишет «Коммерсант». Еще одним фигурантом рассматриваемого дела будет Лилия Горшкова, родственница одной близкой подруги экс-офицера МВД Захарченко — Анастасии Пестриковой. Как полагают в надзорном ведомстве, с их помощью обвиняемый в получении взяток Захарченко пытался скрыть свои активы, оцениваемые в 500 миллионов рублей.

У Семыниной Генпрокуратура требует конфисковать 201 облигацию GPB Eurobond Finance PLC на общую сумму 208,8 тысячи долларов, а также 6 миллионов рублей на счете в ВТБ.

У ее отчима, бизнесмена из Ростовской области Алексея Кияницы, следствием обнаружено два объекта недвижимости общей стоимостью 231 миллион рублей в Солнечногорском районе Московской области, а также почти 40 млн рублей, полученные от сдачи помещений в аренду и хранившиеся на счетах в Сбербанке и Промсвязьбанке.

Кроме этого, на счете в ВТБ 24 у подруги Семыниной Людмилы Тучковой следователями было обнаружено 58 млн рублей и еще 1,5 млн долларов наличными в банковской ячейке. Эти деньги в Следственном комитете России также считают незаконно нажитой собственностью полковника Захарченко. Во всяком случае, сама Тучкова убедительно объяснить их происхождение не смогла. По решению Басманного суда Москвы сейчас эти деньги находятся под арестом.

В качестве соответчика в Никулинском суде оказалась и Лилия Горшкова, родственница еще одной сожительницы Дмитрия Захарченко Анастасии Пестриковой. У нее на счете в ВТБ 24 в Санкт-Петербурге под арест попали более 343 тысяч долларов.

Едва ли не впервые в судебной практике надзорный орган требует изъять денежный эквивалент материальных ценностей, которые не удалось обнаружить следователям. О существовании нормы закона для таких случаев рассказал в прошлом году генпрокурор Юрий Чайка. По версии следствия, в августе 2013 года Дмитрий Захарченко вместе со своей будущей супругой Яной Саратовцевой (в отличие от остальных женщин, с ней брак был зарегистрирован официально) побывал в США. Там его спутница купила бриллиантовые украшения стоимостью 320 тысяч долларов. Обнаружить эти ювелирные изделия при обысках не удалось.

Сами соответчики отрицают какую-либо причастность Дмитрия Захарченко к обнаруженным у них деньгам и имуществу.

ФСБ потеряла диск с «прослушкой»

Во вторник 26 февраля судья Пресненского районного суда Москвы Елена Абрамова продолжила допрос свидетелей защиты по делу бывшего замначальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ Дмитрия Захарченко, обвиняемого в коррупции. В частности, был допрошен специалист в области компьютерно-технических исследований, судебный эксперт, сотрудник АНО «Центр технологических экспертиз» Вячеслав Добровский. По его словам, данные биллинга не позволяют сделать однозначный вывод, что Захарченко встречался со своими предполагаемыми сообщниками и фигурантами дела в том месте и в то время, которое указано в обвинительных материалах.

Свидетель несколько раз пояснял суду, что детализация не предназначена для точного определения места положения абонента и это просто невозможно сделать технически, пишет FLB. По его словам, у каждой базовой станции свой радиус действия, при этом важно все — помехи, география, ландшафт местности, то есть влияет множество факторов.

По мнению адвокатов, экспертное заключение по биллингам старшего специалиста по взаимодействию с государственными органами столичного филиала ПАО «Мегафон» Николая Захарова не может считаться доказательством, так как специалистом в данной области он не является, не имеет профильного высшего образования. В связи с этим защита попросила его исключить из материалов дела как недостоверное и допустимое.

«Оснований доверять всему тому, что написал в уголовном деле господин Захаров, нет, поскольку у него нет специального образования, а также документов о наличии познаний в области связи и интернет-коммуникаций, что хорошо видно в том числе из его экспертизы», — отметили адвокаты.

Комментируя судебное заседание, адвокат Александр Горбатенко высказал мнение, что приглашенный защитой специалист полностью опроверг доводы обвинения. «В целом вся доказательная база обвинения не выдерживает никакой критики… Например, в обвинительном заключении фигурирует распечатка некоего «телефонного разговора Захарченко и Лаушкина», где упоминается дисконтная карта. Нам говорят: «Мы ее получили из достоверных источников». При этом сопровождающий следствие сотрудник ФСБ признался, что диск с записью этого разговора они потеряли — его нет в материалах дела и неизвестно, был ли разговор вообще. Почему мы должны верить обвинению на слово? Тем не менее, никто достоверность разговора не проверяет, и распечатка принимается как доказательство», — отметил Горбатенко.

По мнению адвоката, этот эпизод наглядно иллюстрирует материалы следствия — практически все «доказательства» примерно на этом же уровне.

Дело Захарченко

Курировавший борьбу с преступлениями в топливно-энергетическом комплексе полковник Захарченко был задержан осенью 2016 года. С 10 сентября того же года он находится под стражей.

При обыске в квартире родителей Захарченко на Мичуринском проспекте в Москве следователи обнаружили 600 тысяч евро, 20 тысяч долларов и 19,5 миллиона рублей. Кроме того, в квартире его сестры на Ломоносовском проспекте изъяли 340 млн рублей, почти 1,5 млн евро, 124 млн долларов и полукилограммовый слиток золота.

«Дело Захарченко» приобрело широкий общественный резонанс после того, как стало известно о гигантской сумме денег, обнаруженной в жилищах его родных. В общей сложности было изъято около 9 млрд рублей в разной валюте. Объяснить происхождение этих денег обвиняемый не смог. Обвинение считает, что Захарченко использовал квартиры родственников, чтобы прятать незаконно полученные деньги.

По данным следователей, в 2013 году Дмитрий Захарченко и его соучастник — Дмитрий Сенин, который «в период с 2002 по 2017 год занимал различные должности в подразделениях ФСБ России», — инициировали проверки ряда предприятий, принадлежащих предпринимателю, занимающемуся поставками продуктов и ресторанным бизнесом. Бизнесмен Мехди Дусс, которому принадлежала сеть ресторанов La Maree, был вынужден передать Захарченко и его соучастнику в качестве взятки 800 тысяч долларов, при этом изначально с него требовали 5 миллионов долларов.

В 2015 году, по данным следствия, Захарченко и его соучастник полковник ФСБ Сенин за общее покровительство потребовали от того же предпринимателя 50-процентную скидочную карту сети ресторанов, благодаря которой Захарченко сэкономил более 3 миллионов рублей. В среднем счет за одно посещение заведения составлял 80 тысяч рублей без скидки.

В одном случае 50-процентная скидка в ресторане достигала 135 тысяч рублей. Все это следствие квалифицировало как взятку в виде незаконных услуг имущественного характера. В обоих случаях посредником между Захарченко и Дуссом был бывший высокопоставленный сотрудник МВД, генерал-майор полиции Алексей Лаушкин .

В 2016 году Захарченко, используя служебное положение, мешал расследованию и предупредил свою знакомую — финансового директора «Нота-банка» Галину Марчукову, — о предстоящем обыске по уголовному делу о мошенничестве и уходе от уплаты налогов. В этом деле также фигурировало предприятие «Электрозавод». Полковник также организовал сокрытие улик: вывоз документов и оргтехники, которые могли заинтересовать следствие.

В октябре 2018 года следователи, предположительно, установили основной источник доходов полковника-«миллиардера» Дмитрия Захарченко. Во время избрания меры пресечения Валерию Маркелову — совладельцу ООО «Группа компаний 1520» выяснилось, что значительная часть найденных у офицера денег могла быть получена от крупнейшего подрядчика ОАО «Российские железные дороги» (РЖД). Следствие считает, что в группу взяткодателей помимо арестованного господина Маркелова входили его партнеры Борис Ушерович, Иван Станкевич и Дмитрий Моторин, проживающие сейчас за границей.

Дмитрию Захарченко инкриминируют воспрепятствование предварительному расследованию (ст. 294 УК РФ) и получение двух взяток (ст. 290 УК РФ).

Полковник ФСБ Дмитрий Сенин скрывается от следствия и объявлен в розыск. Генерал Лаушкин проходит по делу свидетелем. Он и ресторатор Мехди Дусс взяты под госзащиту.

Дмитрий Захарченко вину категорически не признает и обвиняет следователей в фабрикации доказательств.

В конце 2017 года Никулинский суд Москвы удовлетворил иск Генпрокуратуры РФ об обращении в казну имущества Дмитрия Захарченко, его родственников и знакомых. В общей сложности надзорное ведомство добилось конфискации 13 квартир, 14 машино-мест, четырех автомобилей, а также 19 миллионов рублей, 600 тысяч евро и 20 тыс. долларов.

Ответчиками по иску, помимо полковника, были заявлены его отец и мать, сестра Ирина Разгонова, гражданская жена Анастасия Пестрикова, родственница последней Лилия Горшкова, бывшая жена Яна Саратовцева и ее мать, а также бывшие гражданские жены Мария Семынина и Ирина Петрушина. В марте 2018 года Мосгорсуд признал решение Никулинского суда законным.

Генпрокуратура воспользовалась нормой закона о контроле за расходами чиновников. Согласно этому закону, если размер приобретенного имущества превышает задекларированный доход госслужащего за три года, оно подлежит конфискации. Столичный суд решил, что ответчики получали деньги от полковника Захарченко и распоряжались ими, несмотря на то что их сумма значительно превышала размер его зарплаты.

Родители Захарченко подали иск в Европейский суд по правам человека, заявив, что прокуратура и суд так и не установили принадлежность имущества и средств именно Дмитрию Захарченко. Заявители в ЕСПЧ утверждают, что именно они являлись законными владельцами недвижимости, их право собственности никем не оспаривалось, и они не должны были доказывать законность происхождения этих средств, поскольку не были госслужащими.

Другим нарушением заявители в ЕСПЧ считают тот факт, что закону была придана обратная сила: предусматривающий обращение сомнительным путем нажитого имущества в доход государства закон был принят в 2013 году, в то время как квартиры члены семьи Захарченко приобрели еще в 2011 году.

Источник: newsru.com

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.