Под Челябинском руководство ИК-1 уходит в отставку после убийства заключенного и выявления нарушений режима

Начальник исправительной колонии N1 в Копейске Сергей Самохин и его заместитель по безопасности и оперативной работе Владимир Гарбин в ближайшее время покинут свои должности. Эту информацию, ранее озвученную правозащитниками, подтвердили Znak.com сразу несколько источников.

Между тем в пресс-службе ГУ ФСИН России по Челябинской области продолжают опровергать информацию об отставке начальника колонии. «Все руководители учреждения на своих местах», — отметили в ведомстве. Но, по данным Znak.com, Самохин и Гарбин уже написали рапорты об уходе на пенсию.

«Оба имеют достаточную выслугу для этого, — сообщил один из источников. — Поводом для рапортов стали события последних месяцев, когда в колонии был убит заключенный, а на въезде в зону задержан автомобиль с наркотиками. Но руководителей наказали по мягкому сценарию, разрешив уйти в отставку. В «однёрку» руководителем будет назначен Владислав Камалов из ИК-11″.

По словам заместителя прокурора Челябинской области Андрея Оборока, после смерти осужденного Кидинова в колонии прошла прокурорская проверка, выявившая ряд серьезных нарушений. Также было возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

По итогам прокурорской проверки «10 должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности».

Как ранее сообщалось, в ноябре 2018 года на территории колонии было найдено тело 36-летнего осужденного Евгения Кидинова. По первоначальной версии, он отравился неизвестным веществом. Правозащитники заявили, что он был убит другими осужденными из-за конфликта, который начался, когда Кидинов был в состоянии наркотического опьянения. Только в январе 2019 года сотрудники СК РФ признали смерть Кидинова насильственной.

В декабре 2018 года на пункте пропуска на территорию колонии был задержан автомобиль, перевозивший наркотические вещества.

Как установили работники прокуратуры, о наркотической зависимости Кидинова не было известно начальнику его отряда, а сам заключенный не состоял на учете как наркозависимый. При этом он был осужден за незаконный оборот наркотиков и несколько раз привлекался за хранение наркотиков. Также оперуполномоченные ИК-1 не знали, что Кидинов принимает наркотики, которые получает на территории зоны. «Заключенных недостаточно проверяли, не мешали им перемещаться между различными помещениями отряда и зданиями», — пишет Znak.com.

Судя по записям с камер наблюдения на территории зоны, в ночь убийства Кидинова между несколькими отрядами бесконтрольно перемещались заключенные по одиночке и группами. При этом нарушение пресечено не было. Заключенные, которые нарушали режим, сотрудниками колонии не установлены и к ответственности не привлечены, говорится в материалах проверки.

В Общественной наблюдательной комиссии Челябинской области не стали комментировать ход расследования смерти Кидинова, но отметили, что ИК-1 далека от образцовой. «Мы видим, что по заключенным этой колонии много отказов в УДО, связанных с взысканиями для осужденных: помещение в ШИЗО и т. д. Это тревожный знак, с которым нужно работать», — сказал председатель ОНК Василий Катанэ.

При этом он добавил, что проверки ОНК, касающиеся бытовых условий, как правило не выявляют серьезных нарушений. «Чаще всего это мелочи, которые легко устранить: стены покрасить, лампочку ввернуть», — сказал Катанэ.

Убийство четырех заключенных

Копейская ИК-1 приобрела дурную славу более десяти лет назад. 30 мая 2008 года утром в транзитно-пересылочный пункт колонии прибыли 22 заключенных, 12 из которых должны были отбывать наказание в других колониях Челябинской области.

31 мая во время прогулки группа заключенных якобы напала на представителей администрации колонии с лезвиями и заточками, после чего пятеро сотрудников получили серьезные телесные повреждения — черепно-мозговые травмы, переломы и порезы. В ответ, сообщали во ФСИН, были применены спецсредства (резиновые палки и наручники), а заключенных разместили по разным камерам.

Сразу после произошедшего работник медслужбы якобы осмотрел осужденных и ничего серьезного не обнаружил, однако позже вечером четверо потерпевших один за другим скончались. Погибшими оказались жители Тюменской области и Воронежа 24-летний Сергей Поляев, 37-летний Анатолий Айвасед, 20-летний Вячеслав Сахабаев и 26-летний Евгений Мамуков. Они были осуждены за преступления, «сопряженные с насилием над потерпевшими, а также с незаконным оборотом наркотиков».

Лишь в ходе следствия, инициированного правозащитниками, выяснилось, что в действительности избитых было в три раза больше, чем первоначально считалось. Выплыли на поверхность и другие жуткие детали случившегося, однако чиновники ФСИН и после начала следствия продолжали распространять непроверенную и просто фантастическую информацию.

Как удалось выяснить правозащитникам, пострадавшие умерли мучительной смертью от посттравматического шока. Из соответствующего заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смертельный шок стал результатом кровоизлияния в мягкие ткани.

Представитель движения «За права человека» Алексей Соколов был в морге и видел трупы потерпевших. На спинах и ягодицах погибших отчетливо виднелись следы побоев, в некоторых местах кожа даже отслаивалась. На запястьях остались следы от наручников, а у некоторых были зафиксированы переломы запястья.

Тем не менее выехавший на место Юрий Калинин, который занимал в то время пост главы ФСИН, назвал применение спецсредств оправданной мерой. Позднее прокурор Челябинской области Александр Войтович заявил, что в деле с самого начала были фальсификации, «просто был кураж у сотрудников колонии».

Как установил суд, непосредственное участие в избиении принимали заместители начальника колонии Евгений Городов и Раис Мухаметов, начальники отделов Денис Симаков и Александр Зырянов, оперуполномоченный Пахрула Антуев и еще девять надзирателей.

Узнавший о жестокой расправе руководитель ГУ ФСИН Владимир Жидков не сообщил о нем в прокуратуру и не организовал служебное расследование. Вместе с начальниками управления безопасности и оперативного управления Евгением Афанасьевым и Андреем Шилиным, а также начальником колонии Вадимом Валеевым он «скрыл преступление, инсценировав его как нападение осужденных на сотрудников колонии».

Расследование по факту зверского группового убийства заключенных с применением пыток длилось несколько лет. В 2011 году руководители ФСИН, причастные к расправе, получили условные сроки.

Источник: newsru.com

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.