Открытое окно и включенный двигатель усилили пожар в хвосте Superjet 100

Члены экипажа Sukhoi Superjet 100, сгоревшего в московском аэропорту Шереметьево, рассказали следователям о своих действиях во время посадки. Пилоты не выключили двигатели самолета после приземления и открыли в кабине окно. Это способствовало распространению огня в хвостовой части лайнера, заявили источники РБК.

Ранее следствие выделило наиболее вероятные варианты причины катастрофы: неисправность самолета, недостаточная квалификация пилотов и диспетчеров, ошибки персонала при оценке технического состояния лайнера и неблагоприятные метеоусловия.

Одну из версий — ошибка пилотов — следователи выделили в качестве приоритетной: экипаж с самого начала полета принял несколько ошибочных решений, а затем не смог правильно зайти на посадку в ручном режиме управления самолетом и стабилизировать его после отскока от взлетно-посадочной полосы. Второй «прыжок» самолета был еще сильнее первого, а на третьем стойки шасси пробили топливные баки, горючее выплеснулось на двигатели и хвост машины воспламенился.

Помимо этих ошибок, экипаж SSJ-100 совершил еще ряд некорректных действий, сообщили источники РБК, знакомые с ходом следствия.

После приземления пилоты должны были выключить двигатели, но оставили их включенными: по словам источника в СКР, «двигатели работали до того момента, пока их не потушили». Работа двигателей могла ускорить распространение пламени по всей хвостовой части самолета, в которой находились люди.

Кроме того, после приземления пилоты открыли в кабине боковое окно. Тяга воздуха через это окно тоже могла способствовать распространению огня в хвосте лайнера, откуда пассажиры так и не смогли выбраться. Во время «прыжков» самолета пассажиры хвостовой части получили травмы и не могли покинуть свои места.

Люди выпрыгивают по надувным трапам из горящего в Шереметьево самолета Sukhoi Superjet 100 pic.twitter.com/rswf7ktTAA

— Лента.ру (@lentaruofficial) May 5, 2019

Выжившие пассажиры SSJ-100 опровергают информацию о давке в салоне из-за чемоданов и сумок в ручной клади: по их словам, хвост лайнера очень быстро охватило огнем, и оказавшиеся там люди погибли практически моментально.

Выжившие пассажиры сгоревшего в Шереметьево самолета Sukhoi Superjet 100 опровергают информацию о давке при эвакуации, якобы возникшей из–за того, что люди доставали с полок ручную кладь.Не в чемоданах дело… https://t.co/LHaWp4kTcFhttps://t.co/j4n3lxIdwh pic.twitter.com/rZNtPdroE0

— Полина Нестерович (@Plombir_Snark) May 7, 2019

После ЧП в Шереметьево и предварительных выводов следствия специалисты Росавиации начали внеплановую проверку авиакомпании «Аэрофлот». Они проверяют документацию, которая касается подготовки пилотов авиакомпании и их компетенций, поскольку действия экипажа сгоревшего SSJ-100 сочли неквалифицированными.

Проверяющих интересует, проходили ли пилоты лайнера полноценную подготовку в учебном центре авиакомпании. Ситуации, с которыми они столкнулись во время рейса Москва — Мурманск, входят в программу переобучения на другой тип воздушного судна и должны были отрабатываться на тренажерах, но у экипажа SSJ-100 явно не было навыков вывода самолета из сложного положения в пространстве.

Попадание молнии в самолет нельзя считать причиной катастрофы — это стандартная ситуация, которая не может вывести воздушное судно из строя, уверен летчик-испытатель Магомед Толбоев. Экипаж перед вылетом получает медиасводку и данные наземных локаторов о положении грозовых облаков. «Все это позволяет обойти грозовой фронт», — пояснил он.

Управление самолетом в режиме ручного управления (direct law) сопряжено с дополнительными сложностями для летчика, отметил пилот авиалайнера на условиях анонимности. «При direct law самолет начинает неожиданно реагировать на любое отклонение джойстика управления. Это могло усугубиться повышенной массой воздушного судна, у которого были полные баки. Сразу подобрать правильные действия в этом случае непросто», — сказал он.

Авиаэксперты не исключают, что трагедии способствовали и конструктивные особенности Sukhoi Superjet. «Самолет спроектирован крайне неудачно, слишком низко посажены двигатели. Когда при нескольких ударах о взлетно-посадочную полосу стойка шасси сложилась, судно село на двигатель, который был поврежден и загорелся», — заявил автор технологии бортовых систем безопасности полетов, глава совета директоров НПП «Темп» имени Короткова Валентин Сухолитко.

Минтранс России отказался приостанавливать полеты Superjet 100 после катастрофы в Шереметьево, хотя самолет критиковали и ранее. В закрытых отчетах «Аэрофлота» — основного эксплуататора SSJ 100 — журналисты обнаружили красноречивые сведения: более половины инцидентов с самолетами авиакомпании в течение февраля 2018 года пришлось на Superjet.

На сайте Change.org еще в день трагедии, 5 мая, появилась петиция за запрет полетов Sukhoi Superjet 100. За неполные двое суток ее подписали 145 950 человек.

Катастрофа Sukhoi Superjet в Шереметьево

    Рейс SU1492 компании «Аэрофлот» вылетел из Москвы 5 мая, около 18.00.Через полчаса после взлета у лайнера Sukhoi Superjet возникли технические неполадки, командир экипажа принял решение об экстренной посадке.Во время приземления Superjet ударился о землю, хвост самолета загорелся.По информации компании «Аэрофлот», эвакуация заняла 55 секунд.Следственный комитет вечером 5 мая объявил, что из 78 человек на борту лайнера выжили 37. В числе погибших — один гражданин США.Уголовное дело возбуждено по статье «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц».Министр транспорта Евгений Дитрих 6 мая заявил, что не видит оснований для приостановке полетов лайнеров Sukhoi Superjet. Его точку зрения разделяет Росавиация.Самолет Sukhoi Superjet имени башкирского писателя и поэта Мустая Карима был выпущен в 2018 году.

Источник: info24.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.